Средневековая Германия

Считается, что годом перехода восточнофранкской империи в германскую является 911, это событие связано со смертью последнего из династии Каролингов и избранием королем франкского герцога Конрада I. Он является первым германским королем.

Так как империя была избирательной монархией, то, следовательно, король избирался высшим дворянством. При этом немаловажную роль играло «родовое право», оно гласит: что король должен быть в родстве со своим предшественником. Но это право неоднократно нарушалось.

В те времена столицы у средневековой империи не существовало и королю приходилось править наездами. Также не было и имперских налогов, свое содержание король получал с «имперских владений».

Его правление не обходилось без эксцессов. Многих родовитых герцогов приходилось заставлять уважать себя, прибегая к военной силе и проводя грамотную союзническую политику. Такое умение проявил сын Генриха I Птицелова, Оттон I. Оттон стал истинным властителем империи, он заставил Рим короновать себя императором. Именно с тех пор германских король получил право носить титул кайзера.

Кайзерство давало право властвовать над всем Западом. Политически же эта идея никогда не была реализована полностью.

Для коронования императором королю нужно было ехать в Рим к папе. Этим обуславливалась итальянская политика германских королей.

1138 год был ознаменован началом столетия династии Штауфенов. Фридрих I Барбаросса (1152-1190) привел империю к новому расцвету, ведя борьбу с папством, верхнеитальянскими городами и своим главным соперником в Германии, саксонским герцогом Генрихом Львом. При нем же и началось территориальное раздробление, которое, в конечном счете, ослабило центральную власть.

С падением династии Штауфенов (1268) фактически пришел конец универсальной императорской власти на Западе. Центробежные силы мешали Германии стать национальным государством — процесс, который в то время в других странах Западной Европы уже начался.

Позднее средневековье и начало современности связано Рудольфом I (1273-1291) впервые на трон взошел представитель династии Габсбургов. Материальной основой императорской власти составляют «родовые владения» соответствующей династии. И политика царствующего дома стала главным делом любого императора.

Золотая Булла Карла IV от 1356 года, это своего рода Основной закон империи. Она признавала за семью избранными князьями, курфюрстами, исключительное право избирать короля и предоставила им еще и иные привилегии по отношению к другим высоким особам.

В то время как значение мелких графов, владетельных князей и рыцарей постепенно падало, города крепили свое влияние, опираясь на свою экономическую мощь. Объединение городов в союзы еще больше укрепляло их положение. Один из важнейших таких союзов, Ганза (торговый союз северонемецких городов), стал ведущей властью на Балтике.

С 1438 года корона передавалась практически по наследству в роду Габсбургов, несмотря на то, что империя оставалась избирательной монархией, но в те времена в их руках была самая сильная территориальную власть.

В XV веке все больше начали выдвигаться требования по проведению имперских реформ. Максимилиан I (1493-1519), который первым принял титул императора без коронования папой римским, безуспешно пытался провести такую реформу. Созданные им или вновь введенные представительные учреждения — рейхстаг, имперские округа, Высший имперский суд хотя и сохранились до конца империи, но не сумели сдержать ее дальнейшее раздробление. Сложился дуализм «императора и империи»: главе империи противостояли имперские сословия — курфюрсты, князья и города.

Власть императоров ограничилась. Князья значительно расширяли свои права за счет имперской власти. И всё же империя не распадалась: слава императорской короны еще не померкла, идея империи продолжала жить, а мелкие и средние территории имперский союз брал под свою защиту от нападений могущественных соседей.

Города становились центрами экономической власти. Этому способствовала, прежде всего, растущая торговля. В текстильной промышленности и горном деле появились формы хозяйствования, которые выходили за рамки цеховой организации труда ремесленников и, как и иногородняя торговля, имели признаки раннего капитализма. Одновременно происходили изменения в духовной сфере, носившие отпечаток Ренессанса и гуманизма. Вновь пробудившийся критический разум, прежде всего, был направлен против церковного засилья.