Медицина средневековой Европы

Суеверие и догматизм, характерные для начала христианства в Европе, продолжали процветать и в Средние века. Подобно тому, как это было в Вавилоне, астрология управляла прогностикой; диагнозы ставились преимущественно на основе осмотра мочи. Вопрос о наблюдении и экспериментах вообще не поднимался; образование, включая медицинское, заключалось в изучении древних авторитетных текстов. Терапия вернулась к магии и молитвам, фантастическим, часто отвратительным снадобьям, заклинаниям, амулетам и религиозному целительству. Широко применялись кровопускание и различные травы. Вскрытие трупов было полностью запрещено, и сведения по анатомии, помимо книг, можно было почерпнуть лишь при разделывании свиней. Корень мандрагоры, о котором ходило множество легенд, считался наилучшим средством. Гигиена и санитария оставались на очень низком уровне, поскольку презиралось само человеческое тело. Св. Иероним не видел надобности ни в каких омовениях после принятия крещения. Тертуллиан считал, что какие-то бы ни было исследования после Евангелия вообще не нужны. Григорий Турский оценивал «светскую» медицинскую помощь как богохульство. Теория демонического происхождения болезней снова стала господствующей, а в таких случаях, как опустошительные чумные эпидемии, вина возлагалась на евреев.

В современных исследованиях по истории медицины наметилась тенденция рассматривать возникновение средневековых медицинских школ как луч света в окружающем их мраке невежества, почти как предвестие Возрождения. Это спорная точка зрения. Хотя развитие медицинских школ отчасти привело к возрождению греческой науки – правда не прямо, а через арабские переводы, – но этот возврат носил формальный характер, дух науки был утрачен. Стали законом каноны Гиппократа и Галена, Аристотеля и Авиценны, а не их методы исследования и наблюдений.

Знаменитая школа в Салерно, расцвет которой приходится на X–XIII вв., была первой медицинской школой, организованной в Европе. Возможно, она была также наиболее «просвещенной». В Салерно переплелись греческие, латинские, арабские и еврейские влияния, он получил название «Гиппократова города». Курс обучения включал три подготовительных года и пять лет медицинского образования; выпускник получал звание магистра или доктора, откуда пошло использование слова «доктор» в значении «врач». По законам, провозглашенным в 1240 императором Фридрихом II, для получения лицензии на самостоятельную медицинскую практику надо было по окончании курса пройти еще годичную практику под началом опытного врача; владение аптекой и торговля лекарствами были запрещены, приготовление лекарств находилось под контролем инспекторов.

Из Салернской школы вышло много знаменитых врачей. Составленный там в форме пословиц домашний медицинский справочник Режим здоровья (Regimen Sanitatis) принадлежал к числу самых популярных книг в Средние века. Женщины также были допущены в школу, но неизвестно, кого из них готовили – сиделок, повивальных бабок или врачей. Несмотря на довольно прогрессивный характер Салернской школы, в ней все еще рассматривали нагноение как часть нормального процесса заживления ран, а первый учебник анатомии был основан на изучении строения свиньи. О связях Константина Африканского (1010–1087) с Салернской школой мало что известно, кроме того, что он провел там некоторое время, как и в бенедиктинском монастыре Монте-Кассино. Константин более всего известен своими обширными переводами с арабского на латынь, которые способствовали возвращению на Запад забытого греко-римского наследия. Постепенно изучение трудов Авиценны, Ибн Аббаса, Маймонида, а вместе с ними Галена и Гиппократа прочно укоренилось во всех школах средневековой Европы.

После упадка школы в Салерно в конце XIII в. на первый план выдвинулись медицинские школы в Монпелье, Болонье, Падуе и Париже. Мондино из Болоньи произвел вскрытие двух трупов, но смотрел глазами Галена и Авиценны и ничего не прибавил к анатомическому знанию. В Парижском университете запрещались хирургические операции и клинические обследования. Арнольд из Вилановы, знаменитый преподаватель в Монпелье, изобрел спиртовой настой трав, но он же поместил женские болезни в книгу о ядах, «поскольку женщины – ядовитые создания». Ги де Шолиак (1300–1367), самый знаменитый средневековый хирург, одним из первых применил вытяжение при переломах, но при этом верил в учение о гное и рекомендовал масло скорпиона как мочегонное средство для лечения венерических болезней.

В целом, в средние века к медицинскому знанию было прибавлено очень немногое.